enchantee_x: (Default)
[personal profile] enchantee_x
Ванильное сердце я завернула в один из листов белой акварельной бумаги, которые мне в ратуше выдают под расписку, и спрятала в карман. Пропуск и вовсе был зря - сторож лишь кивнул мне издали и прокричал: "Доброго дня, господин!" Я уже и не обижаюсь. И все таки красивый был замок у Густава: как полагается, с верандой в правом и в левом крыле и с парадным входом, в который могла бы въехать целая карета. Западный фасад замка щеголял витражами, а восточный, где спальни, был заплетен зеленым плющом. Я пробралась через одичавший сад и зашла в замок через правую веранду - зайти через парадную дверь я бы не решилась, да и отворить ее мне самой было не под силу. Я хорошо помнила рисунки первого Карла - веранда ведет в малую гостинную, а оттуда через корридор к главной лестнице. Справа - кухня, слева - столовая и бальный зал, наверху - спальни и библиотека. Свет в комнатах был тусклым из-за пыли на окнах и шуршали мыши, но меня не это испугало. Свечи у меня были с собой, а мышей я не боюсь. Я дошла уже до середины лестницы, когда поняла: в замке идут часы. На мраморных каминных полках, полированных трюмо и секретерах, в углах комнат мерно тикали часы и все, как один, показывали правильное время, как будто их каждое утро подводила заботливая рука дворецкого. - "Надо будет написать, что идут часы," - подумала я. Замок казался заброшеным только наполовину, как будто из него уехали давно и в спешке, но не насовсем. В спальнях до сих пор еле слышно пахло лавандовой водой, простыни сохранили форму тех, кто когда-то на них спал, кувшины для умывания были наполнены до краев. Я переходила из комнаты в комнату, ни до чего не дотрагиваясь, и никак не решалась достать бумагу и рисовать.


Он ждал меня в полутемной библиотеке, а може и не ждал вовсе, но уж точно не собирался набрасываться на меня из-за угла, как это любят описывать в страшных историях. Я даже не испугалась, увидев длинную мужскую фигуру спиной ко мне, прислонившуюся к оконному переплету. Даже когда я поняла, что это призрак, мне не захотелось нарушать криком тишину замка - лучше было бы незаметно выскользнуть за дверь, но тут призрак обернулся и посмотрел прямо на меня. На вид призрак был хорош - точь-в-точь портрет Густава в расцвете сил, в ту эпоху, когда он увлекался оперными певицами, облагороженый легкой бледностью. - "Надо же," - пробормотал Густав, - "женщина в мужском платье." Непонятно, что его шокировало больше: мое вторжение в замок или тот факт, что на мне была мужская одежда, но он был кавалером старой закалки и хозяином дома, потому поприветствовал меня коротким поклоном и спросил со всей учтивостью: "Что вам угодно?" В ответ я попыталась изобразить книксен, очень неуклюжий, и пролепетала: "Извините. Я - Карл." - "Карл?" - рассмеялся Густав. Видимо, после смерти, он не потерял ни памяти, ни чувства юмора. - "Рисовальщик Карл?" Если честно, я бы предпочла художник или живописец. - "Рисовальщик Карл в женском обличьи?" - продолжал потешаться Густав. - "А что вы собираетесь рисовать в заброшеном замке?" Будь проклят Бернар, городская ратуша, идиотские планы запоминания города и сам Густав с его законами! - "Садитесь!" - пригласил меня Густав, не дожидаясь ответа, и указал на два глубоких плюшевых кресла возле окна. - "Вас не затруднит смахнуть пыль со стекла, чтобы мы могли видеть сад?" Я сняла шейный платок и, как смогла, протерла стекла. - "Хотите чаю?" - предложил Густав. Мне показалось невежливым напоминать ему, что в страшных историях призраки не могут есть и пить - я просто покачала головой.

Я ожидала, что Густав станет расспрашивать меня о том, все ли по старому в городе и все ли на месте. - "От вас пахнет ванилью," - сказал Густав, потянув носом. - "Разве вы можете чувствовать запахи?" - выпалила я и сразу смутилась собственной бестактностью. Но Густав ничуть не обиделся: "Нет, но я сужу по цвету вашего лица. Девушка с таким нежным цветом лица должна пахнуть ванилью." - "Старый черт," - подумала я, чувствуя, что заливаюсь краской. Густаву это доставило явное удовольствие. - "Вам не идет мужская одежда!" - продолжал он. - "Вам нужно красивое платье, с корсетом, с пышными юбками, с лентами на груди!" - тут Густав даже причмокнул от удовольствия. Что касается меня, я готова была провалиться под землю от смущения. С тех пор как я стала Карлом, я забыла, как обжигают кожу восхищенные мужские взгляды. - "Пойдемте!" - Густав вскочил с кресла и решительно отправился вон из библиотеки. Я неуверенно поплелась за ним. Мы зашли в роскошную бело-бардовую спальню, похожую на декорацию к операм Пуччини. Кто выбирал эту массивную мебель красного дерева и кровать с балдахином? Сам Густав или его первая Мария? Я мысленно пожалела других Марий, которым приходилось соответствовать такому жилищу. Густав между тем распахнул двери огромного гардероба и доставал оттуда одно за другим великолепные платья по моде прошлого века - на ковре росла гора шелка, тафты, бархата и искусственных цветов. - "Вот оно!" - вскричал Густав, с гордостью показывая мне свою находку. - "Я жду вас в библиотеке," - подмигнул мне он и вышел, прежде чем я успела что-то возразить.

Я видела это платье раньше - муслиновое облако бледно голубого цвета с широким синим поясом, обнимающим талию, в котором юная Мария позировала для семейного портрета. Я прижала платье к лицу - от него исходил особый теплый запах вечернего сада в конце июня, запах растущей травы, чайных роз и запретных свиданий. Я расстегнула дрожащими руками крючки на спине платья, разделась и принялась натягивать его, неуклюже, боясь порвать, как будто разом растеряла все женские навыки. Платье подошло мне, как вторая кожа - я почувствовала это еще до того, как решилась посмотреть в зеркало. Густав был прав - я пахла ванилью, садовой мятой, наливающимися яблоками, мелкими голубыми цветами, которые дарят друг другу любовники при расставании. Я враз забыла, как меня называют в городе и, протянув руки своему отражению с большом зеркале, прошептала: "Маржолена."

- "Оно вам нравится?" - спросил Густав, когда я появилась в дверях библиотеки, и я не смогла солгать. - "Оно ваше." Я покачала головой - я не люблю носить чужую одежду, одежду давно ушедших женщин, к тому же несчастливых, кроме того, я боялась, что увидев платье в городе подумают, что я украла его в замке. - "Вы сможете надевать его, только когда придете в гости," - уговаривал меня Густав. - "Вы ведь будете приходить в гости?" Он смотрел на меня почти умоляюще. И тут я поняла, кого ждал Густав, силясь разглядеть дорожки заброшеного сада через пыльное окно. Мне хотелось спросить его, как все было на самом деле, не в учебниках истории, и что случилось с той, которую он видимо продолжал любить после смерти и которой простил неверность, но я не стала. Вместо этого я улыбнулась ему самой доброй своей улыбкой и спросила: "Принести вам в следующий раз клариного яблочного пирога?"

Может быть, я бы и не сдержала обещание, если бы меня не мучало любопытство. Мариино платье я спрятала в самую глубину шкафа, прикрыв для верности старой простынью, и никому ни словом не проговорилась о странном обитателе замка. В следующую среду я снова явилась в городскую ратушу, сунула Бернару под нос кое-как по памяти начерканые наброски замка и потребовала новый пропуск в замок, мол нужно еще нарисовать сад и окресности. Бернар пробормотал что-то о бездельниках, которым ратуша платит жалование за невыполненную работу, но пропуск дал. Потом я отправилась в булочную и долго рисовала портреты обеих Клар, дыша ароматами яблок и ванили, зашла купить горсть миндального драже в шоколадную лавку и заодно нарисовала шоколадника Жака, сделала пару новых набросков знакомых улиц, на этот раз с людьми, лошадями и собаками. Я пробралась к замку уже к вечеру, нагруженная бумажными пакетами со всевозможными лакомствами, словно возвращалась домой с прогулки по ярмарке. В платье пришлось переодеваться прямо в саду, в тени платана, следя, чтобы меня не заметили ни из сторожки, ни из окон замка. Густав ждал в той же самой позе у окна библиотеки и, кажется, обрадовался, услышав шуршание юбок на пороге. - "Посмотрите, что я вам принесла," - выпалила я с порога и высыпала прямо на журнальный столик свои сокровища: Кларины ванильные звезды, россыпи леденцов и драже, крошечные шоколадные ракушки и сахарные фиалки. Густав осторожно брал каждую конфету, рассматривал ее в слабом сумеречном свете, подносил к носу, как будто силился почувствовать запах. - "Совсем как раньше," - бормотал он вполголоса. Я наблюдала за ним как завороженная. - "Я знаю, о чем вы хотите спросить," - прервал самого себя Густав и я вдрогнула, как будто он застал меня за чем-то неприличным. Густав взял меня за руку и вложил мне в ладонь ровную капельку миндального драже в голубой глазурной корочке. - "Когда вы умрете, прекрасный Карл," - вкрадчиво сказал он, - "вам останутся только воспоминания." А потом, как ни в чем не бывало, продолжил светскую беседу.

Я ушла из замка уже затемно, не позаботившись о том, чтобы вновь переодеться. На улицах города не было ни души, но будь они полны народа, как в ночь на Сан Жана, никто все равно бы меня не узнал в женском платье. В каждом доме горел свет и даже через задернутые занавески были видны тени людей: вечно мерзнущая старуха Клара раздувала огонь в камине, молодая Клара склонилась над вязанием для своего младенца и время от времени утирала пот со лба, Бернар запивал пивом свой холостяцкий ужин, набожные жители города перебирали четки перед образом Святой Девы. По улице мимо меня скользили другие тени, принимавшие меня, одетую в старомодную тафту, за свою. Они заглядывали в окна и в витрины, трогали стены, стволы деревьев, каменные перила моста, с нежностью гладили закрытые двери домов. Некоторых из них я узнала по скупым рисункам предыдущих Карлов: старая Клара, свекровь нынешней старой Клары, присела на пороге булочной и, как когда-то, приветствовала проходящих соседей величественным кивком. Отец Стефан, умерший, кажется, от лихорадки, поправлял покосившиеся ворота церкви. Повитуха Анна качала на руках младенца. Мимо меня проплыла высокая мужская тень с мольбертом и акварельными красками в руках и учтиво поклонилась мне, не узнав. - "Когда вы умрете, у вас останутся воспоминания," - прошептала я и поспешила домой.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

enchantee_x: (Default)
enchantee_x

February 2012

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
1920 2122232425
26272829   

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:38 am
Powered by Dreamwidth Studios