enchantee_x: (Default)
enchantee_x ([personal profile] enchantee_x) wrote2011-07-15 02:28 pm
Entry tags:

Шарлотта и ее сестры: пустой дом

Миссис Лидия Робинсон вошла в историю наистреннейшим образом - как женщина, разбившая сердце их непутевому брату Брануэллу и частично послужившая причиной его смерти. Хотя Шарлотта не согласилась бы - она, как и Брануэлл, была влюблена в того, кто не мог ответить ей взаимностью, но не умерла от этого. Скорее причиной послужило неуемное пьянство и опиум.

Но знай миссис Робинсон, что она натворила... В день похорон Брануэлла в Хеуорте лил холодный, промозглый дождь и Эмили, уже простуженной, лучше было бы остаться дома, но разве кому-то удалось бы вразумить Эмили? Она заболела вслед за Брануэллом, тем же протяжным, надрывным кашлем, который уже забрал у Шарлотты двух сестер и брата. Эмили настаивала, что не больна, затем, что больна не смертельно, что ей не нужен доктор, что все пройдет само собой. Когда Эмили согласилась, чтобы позвали доктора, впору было звать священника.

Энн еще успела написать свой второй роман. В отличии от Эмили, она не сопротивлялась лечению, слушала врачей и стоически переносила все лечебные процедуры, напоминавшие средневековые пытки. Кроткая Энн только в самом конце настояла на своем - уехать на берег моря, в Скарборо. Она была в Скарборо трижды, два раза как гувернантка, сопровождая семью на летних каникулах, и в третий раз с Шарлоттой и ее подругой Эллен, которую Шарлотта позвала, чтобы не возвращаться домой в одиночестве.

"Дома было убрано и красиво, меня ждали, папа и слуги были в добром здравии и приняли меня с нежностью, которая должна бы была послужить мне утешением. Собаки неестественно обрадовались мне. Я уверена, что они возомнили меня предвестником остальных, глупые существа решили, что раз уж я вернулась, то те, кого им так не хватает, вернутся за мною следом.
Я вскоре оставила папу одного и ушла в столовую, я закрыла двери, я старалась радоваться тому, что я дома, я всегда была рада возвращению домой, за единственным исключением - и даже тогда мне было хорошо дома. но в этот раз радость не приходила. Я чувствовала тишину дома, пустоту комнат, я представляла себе, где лежат теперь мои трое - в темных узких норах - они никогда не вернутся. И я отдалась чувству безнадежности и горечи, решила пережить агонию, а не бежать от нее, я пережила воистину страшные вечер и ночь и
утро, полное печали - сегодня мне лучше."